Вернуться
21 из 243
Просмотрено 21 из 243
Настольное украшение "Слава". На щите надпись: "1769 - 1770. Кагулъ. Чесма. Измаилъ. Аккерманъ. Браиловъ. Журжа." Конец XVIII - начало XIX вв.
Настольное украшение "Слава". На щите надпись: "1769 - 1770. Кагулъ. Чесма. Измаилъ. Аккерманъ. Браиловъ. Журжа." Конец XVIII - начало XIX вв.
Название
Настольное украшение "Слава". На щите надпись: "1769 - 1770. Кагулъ. Чесма. Измаилъ. Аккерманъ. Браиловъ. Журжа."
Место создания/школа
Датировка
Конец XVIII - начало XIX вв.
Материал, техника
Фарфор; роспись надглазурная полихромная, позолота
Размер
18,5х24,8х13,5 см
Год поступления
Инвентарный номер
Номер по КП
КПГЭ.2002-3431
Категория
Предметы прикладного искусства, быта и этнографии
Отдел/сектор
Музей Фарфорового завода
Аннотация
Небольшое настольное украшение в виде фигуры Славы, указывающей на медальон с памятными событиями Русско-турецкой войны 1768–1774 годов – Кагульским и Чесменским сражениями и взятиями крепостей Измаил, Аккерман, Браилов, Журжа, исполнено, вероятно, в первой половине 1780-х гг., когда главным модельмейстером Императорского фарфорового завода стал Ж.-Д. Рашетт. Приехав в Россию уже сложившимся скульптором, он приложил много усилий для организации работы всего скульптурного отделения завода на качественно ином уровне: «по званию директора над моделями ввел он изящный вкус древних греков и римлян вместо старинного вкуса…» (РГИА. Ф. 468. Оп. 11. Д. 1620. Л. 3). Екатерининский классицизм, в значительной степени смягченный романтическими тенденциями и особым влиянием слова, его ассоциативной силой в виде памятной надписи или посвящения, нашел свое законченное выражение не только в памятниках и монументах, но и в малой скульптурной форме. Изображение Славы в виде женской фигуры, чаще крылатой, придерживающей медальон с вензелем, профильным изображением или памятной надписью является хрестоматийной формой персонификации какого-либо триумфального события. Аналогичный образ можно увидеть на медалях из нумизматического собрания галереи Уффици, гравированные изображения которых собраны в одном из томов, изданных А. Ф. Гори в середине XVIII в. (Gori 1740. P. 98, 41, 59 [XCVIII, XLI, LXXIX]). В документах 1802 г., относящихся к деятельности главного модельмейстера, перечислены также и книги, в частности четыре тома «Собрания медалей и живописи, кои находятся в кабинете великого герцога Флорентского» (РГИА. Ф. 468. Оп. 37. Д. 65. Л. 179), сохранившиеся в библиотеке музея ИФЗ. В данном случае речь не идет о точном копировании конкретного изображения для исполнения в пластике или росписи, но скорее об общности культурного контекста, которому служили книги и эстампы, приобретавшиеся для заводских мастерских, и гипсовые слепки с античных бюстов и фигур, исполнявшихся Императорской академией художеств специально для фарфорового завода. К 1780-м гг. относится целый комплекс произведений, созданных на Императорском фарфоровом заводе по проектам «директора над моделями» Ж.-Д. Рашетта, и все они связаны с памятными для России и русского оружия событиями – победами в Русско-турецкой войне 1768–1774 годов, присоединением Крыма и получением Грузией статуса протектората Российской империи. Речь идет, в первую очередь, о настольном украшении («бисквитном филе») Арабескового сервиза, а также об обелиске в честь побед России из собрания Государственного Русского музея (инв. № Ф-701 а, б). Можно предположить, что и фигура «Слава» с памятным медальоном, представленная на выставке, была создана в это же время. Надо отметить, что придание особого памятного статуса, исторического смысла предметам интерьерного пространства, наравне с садами и парками, наполненными различными «мемориями», позволяло прочувствовать невозвратный ход времени и в то же время приобщиться к общей исторической памяти. Царскосельские обелиски и колонны, воздвигнутые в честь побед русского оружия, памятники екатерининского времени, которыми вдохновлялся юный А. С. Пушкин в своих «Воспоминаниях в Царском Селе», по точному замечанию Д. С. Лихачева «не были публичными и парадными памятниками „для народа“, для стечения зрителей, а предназначались для патриотических размышлений немногих» (Лихачев 1998. С. 286). Та же роль отводилась и скульптурным композициям Императорского фарфорового завода, исполненным в бисквите или белом глазурованном фарфоре с золотом, когда ими украшались парадные столы.
Чашка с крышкой и блюдцем из чайного сервиза-«солитер» с портретом А. А. Вяземского, гербом и монограммами князей Вяземских под княжеской короной 1786-1792 гг.
Автор проекта: Рашетт, Жак-Доминик. 1744-1809 Чернильный прибор с монограммой Павла I: а) пьедестал; б) обелиск; в) подсвечник; г) подсвечник; д) подставка для песочницы; е) подставка для чернильницы; ж) чернильница; з) крышка от чернильницы 1796 - 1801 гг.